26.03.2019 г.

Ручная работа

Найти сейчас достойную работу сложно. Трудоустроиться инвалиду – еще сложнее. В республике можно по пальцам пересчитать предприятия, куда берут людей с ограниченными возможностями здоровья. Кабинет лечебного массажа «Гармония» — не просто один из них. Это предприятие, созданное инвалидами для инвалидов.

Сеанс массажа в кабинете "Гармония"

Сеанс массажа в кабинете "Гармония". Фото: ИА "Республика"/Любовь Козлова

Диалоги за массажем

— Мы с дядей Андреем обычно разговариваем об акулах, — рассказывает во время очередного сеанса массажа семилетний Влад Большаков.

— Рассказывает о своих увлечениях, а мне это интересно – быстрее время проходит за работой, — говорит массажист Андрей Кондраков.

Так съемочная группа «Республики» узнала, что любимая акула Влада – вымерший мегалодон, а самая большая – большая белая. (Потом оказалось, что самая большая акула — китовая, но она живет больше ста лет, а Владу всего семь). Все это время штатный массажист лечебного кабинета «Гармония» Андрей Кондраков продолжал свое дело – лечил руками мальчика, больного бронхиальной астмой.

Неспешная беседа за массажем

Неспешная беседа за массажем. Фото: ИА «Республика» / Любовь Козлова

— Мне нравится, как дядя Андрей массаж делает. Мужские руки вообще отличаются от женских – некоторые движения приятны, некоторые нет, от некоторых больно или щекотно.

— Да, некоторые приемы щекотные, но потом к ним привыкаешь. Вот этот прием, ты к нему привык уже, а в первый раз как щекотно было, помнишь? – спрашивает дядя Андрей. — А вот этот прием называется СПР-4 – спиралевидное растирание четырьмя пальцами, — рассказывает он, продолжая массаж.

— А однажды я видел живую акулу! – резко меняет тему непосредственный Влад. – В океанариуме в Санкт-Петербурге. Там были тигровая, белая, рифовая, тупорылая акула. И даже акула-нянька. Еще была кошачья акула и садик акул!

На массаж ребенка привела мать Анастасия. После того как массажист завершит часовой сеанс с ее сыном, женщина сама сядет под его руки – у работницы страхования сильный шейный остеохондроз. С таким неприятным багажом диагнозов мать и сын пробовали других массажистов – но понравилось только здесь.

— Сегодня у нас третий сеанс массажа, — рассказывает Анастасия, — До этого делали ребенку массаж в обычной поликлинике – там нам не очень понравилось. У меня ребенок разговорчивый, дети вообще стремятся поговорить, а с ним там даже в диалоге не участвовали. А с Андреем у них теперь даже общие темы есть, мама не нужна.

— Легче мне становится после массажа. Уже вообще не кашляю, — отмечает Влад.

— У Вадика бронхиальная астма и вальгусное плоскостопие, — говорит мама, — И у Андрея мы делаем массаж спинки, груди, а потом еще ног. Он нам также подсказал любопытную методику домашних упражнений, мы вчера занимались, например, ходили походкой Чарли Чаплина, делали разные приседания. Все благодаря Андрею.

Анастасия Большакова и Андрей Кондраков

Анастасия Большакова и Андрей Кондраков. Фото: ИА «Республика» / Любовь Козлова

Своими руками

Андрей Геннадьевич Кондраков – один из лучших сотрудников кабинета лечебного массажа «Гармония» за всю его восьмилетнюю историю. Все без исключения массажисты «Гармонии» окончили специализированный Кисловодский медицинский колледж. Андрей Кондраков – с отличием.

— Подчеркиваю это. В 45 лет он кардинально поменял профессию – из рабочего ГОКа в массажисты, — заявил учредитель «Гармонии» Олег Черепанов. — Это дорогого стоит. Какое нужно трудолюбие! А в Кисловодске учиться сложно, их там гоняют как сидоровых козлов, продыха не дают! Как на нашем медфаке.

У Андрея Кондракова, как и у любого инвалида, – своя непростая история. Больной с детства гемералопией — куриной слепотой — он начал быстро терять зрение после операционного вмешательства.

— В 1989 году в Москве сделал операцию, — вспоминает Андрей Кондраков. — Но, как мне потом рассказал один офтальмолог в Стокгольме, операцию  мне сделали удачно, но операцию ненужную. И потихоньку зрение стало падать, падать… Целый час со мной тогда швед разговаривал. А наши нет – ты инвалид, иди отсюда. Ничего мне тогда не исправили, наоборот, нарушили.

Андрей Кондраков

Андрей Кондраков. Фото: ИА «Республика» / Любовь Козлова

I группу инвалидности он получил в 2008 году. Тогда же пришлось уйти с костомукшского ГОКа, где он трудился сливщиком-разливщиком промышленных жидкостей.

— Среди всех моих пяти специальностей массаж – самая лучшая, — заявил Андрей. — Я не пожалел, что отучился. А так, не зная ее, все специальности были хороши. Что в двигателях ковыряться, что машины заправлять, что жидкости сливать. Все работы хороши – выбирай на вкус.

— Сейчас у меня профессия медбрата, а специальность – «лечебный массаж». В общей сложности 47 предметов мы прошли в Кисловодске: вся анатомия, патология, хирургия и так далее.

— Массажист – это древняя профессия для слепых. Она кормила многие поколения незрячих, особенно на Востоке, — говорит Олег Черепанов. — У нас восприятие мира переносится на другие органы чувств: обостряется слух, внимание, в том числе обоняние и осязание – так восполняется дефицит информации. Это доступный сегмент трудоустройства незрячих людей.

Олег Черепанов

Олег Черепанов. ИА «Республика» / Любовь Козлова

Слепому или частично зрячему быть массажистом – как говорится, сам бог велел. Это люди с внимательными, чуткими руками. Они даже читают ими – тот самый шрифт Брайля.

— И все они отучились в Кисловодске. Там уже лет 50 работает специализированное училище интернатного типа по обучению массажу незрячих людей. В колледже сформирована замечательная учебная база – манекены, на которых учатся делать массаж и так далее, — рассказывает Олег Черепанов. — И самое главное – там прекрасные преподаватели с уникальным опытом работы – как преподать медицинские знания слепым. Это важно: они не просто специалисты-медики, они еще преподаватели, которые умеют работать со слепыми: как поставить руки, как направить незрячего человека, как правильно сделать массаж. Вот этот симбиоз тактильного ресурса, плюс уровень преподавания, плюс материальная база – позволяет говорить о том, что из этого медицинского колледжа выходят высококлассные специалисты, которых вообще единицы.

Ради гармонии

Зарабатывают в «Гармонии» хорошо. По словам массажиста Андрея, вся пенсия уходит у него на ипотеку и квартплату, а живет он на то, что заработал руками. Да и сам кабинет лечебного массажа – структура самоокупаемая. Но задумывалась она прежде всего не для этого.

Олег Черепанов и директор «Гармонии» Наталия Крицкая создали этот кабинет ради того, чтобы помогать инвалидам по зрению найти работу и в какой-то степени – себя.

— Суть этого кабинета не в том, что это кабинет для лечебного массажа. Это эксперимент. Не кто-то слепого взял и пригласил на работу «за ради бога», а сами люди создали эту структуру, сами себе режиссеры. За этим будущее, — уверен Олег Черепанов.

Олег Черепанов

Олег Черепанов. ИА «Республика» / Любовь Козлова

По его словам, примерно к 2010 году, будучи преподавателем петрозаводской школы-интерната для слепых, он уже понимал, что карельскому здравоохранению такое количество массажистов, которое выпускала эта школа в Сулажгоре, не нужно.

— Не потому что они не нужны в принципе, а потому что наша медицина постоянно оптимизируется. Посокращали массажистов на 50% точно. И теперь, чтобы попасть на массаж в поликлинику, нужно три месяца ждать, — рассказал Олег Черепанов.

— И я пришел к такому выводу: необходимо создать свою структуру, которая, во-первых, поможет создать рабочие места для инвалидов по зрению, а во-вторых, это будет маленький социально-экономический инкубатор для того, чтобы люди могли после школы, после потери зрения в зрелом возрасте, как Андрей Кондраков, осмотреться, почувствовать почву под ногами, научиться управлять своим маленьким делом, бизнесом. И вот мы в «Гармонии» уже порядка 12 человек выпустили, которые от нас ушли в свое самостоятельное дело. Один мой паренек работает в Вяртсиля, двое – на Древлянке.

Сеанс массажа

Сеанс массажа. ИА «Республика» / Любовь Козлова

Все эти 12 человек Олег Черепанов и Наталия Крицкая отправили учиться в Кисловодск, а сами начали работать над будущей гармонией. В кавычках и без.

— Написали бизнес-план, написали в Минэкономики, выиграли конкурс, получили первые деньги, сделали ремонт, получили лицензию, закупили оборудование. И ребята вернулись уже на готовые рабочие места. И начали работать. Приходят, нарабатывают клиентуру, уходят. И следующие придут. И так и будет, — рассказал учредитель Черепанов.

«Абилимпикс»

Вместе с Наталией Крицкой Олег Анатольевич добивается главного – трудоустройства инвалидов. Чтобы иметь право участвовать в различных конкурсах, получать господдержку, они создали вторую «Гармонию» — автономную некоммерческую организацию как центр социально-трудовой реабилитации. Благодаря ей инвалиды по зрению в Карелии участвуют в «Абилимпиксе» — чемпионате профмастерства для людей с инвалидностью. Участвуют как на региональном, так и на федеральном уровне. Например, на первом же российском «Абилимпиксе» наш земляк, массажист Тимур Ковалев, занял 11-е место. Среди участников со всей страны.

Главный герой этой публикации – Андрей Кондраков – участвовал в позапрошлогоднем региональном «Абилимпиксе». Занял четвертое место.

— Я тогда участвовал в первый раз, особо не готовился, взял домашнее задание «Головные боли», — вспоминает Андрей Кондраков. — Можно было взять и посложнее, а я в первый раз был, ничего не знал. Сейчас у меня домашнее задание сложнее – «Варикозное расширение вен», ноги, поясница, живот, комплексная тема. Я готов.

Андрей Кондраков

Андрей Кондраков. Фото: ИА «Республика» / Любовь Козлова

— «Абилимпикс» — это хорошо. В нем есть профессии, которые реально дадут человеку удочку, которой он будет ловить рыбу, — заявил Олег Черепанов. — Допустим, это системные администраторы, среди инвалидов талантливых программистов, компьютерщиков достаточно много; массажистами люди находят работу; бухгалтерами – тоже. Классик написал – одна слезинка ребенка стоит целого мира. Вот пусть хоть два человека будут трудоустроены из всех участников «Абилимпикса» – уже можно было тратить на это деньги. Потому что это две человеческие судьбы. Говоря об Андрее, он уже набрал достаточно опыта, думаю, шансы на победу у него высоки.

Главная задача «Абилимпикса» — трудоустройство инвалидов. За три года, с 2016-го по 2018 год, в Карелии работу нашли 54 человека с ограниченными возможностями здоровья.

Мечтать полезно

И Олег Черепанов, и Наталия Крицкая в будущем мечтают пойти дальше двух «Гармоний» и создать общий для всех инвалидов Карелии учебно-реабилитационный центр.

Коллектив "Гармонии"

Наталья Крицкая и коллеги по «Гармонии». Фото: ИА «Республика» / Любовь Козлова

— Вот у меня, например, есть ученик Илья, — рассказывает Олег Черепанов. — Он слепоглухонемой с рождения. У него атрофия зрительных нервов, прогноз очень сложный. Он приходит ко мне с мамой, я его учу шрифту Брайля. Почему я с ним сейчас быстро, усиленно занимаюсь? Он пока еще немного видит обычный шрифт. Но может так сложиться, что зрение он потеряет совсем, и единственная связь, которая останется между миром и этим парнем, – вот этот шрифт.

Над мечтой усиленно работают, уже есть конкретные планы — пока они касаются только слепых. Есть и первые результаты.

— В прошлом году премьер-министр Александр Чепик подписал наше ходатайство, и сейчас Фонд госимущества нам дает в аренду по очень льготной цене помещения бывшей библиотеки для слепых на Балтийской. На этой базе мы и хотим создать учебно-реабилитационный центр. Он будет иметь несколько модулей, — рассказывает Олег Черепанов. — Первый модуль – элементарная реабилитация. Будем учить людей ходить, в том числе с собакой, ориентироваться, работать с тростью, с мобильным телефоном. Второй модуль – информационные технологии. Третий – социально-бытовое ориентирование. Мы спланируем квартиру, если у нас получится. Следующий модуль – зал адаптивной физкультуры. Как правильно двигаться на звук, например, как незрячему переходить дорогу. Ведь он должен в этом шуме, в этой какофонии высчитать, где же эта озвученная «птичка» чирикает? Где светофор? В общем, я с Наталией Анатольевной (Крицкой — прим. авт.) хочу посадить чижа и ужа в одну корзину. Потому что сегодня в Республике Карелия немножко занимаются инвалидами, а комплексного центра нет. Ведь для реабилитации инвалидов – колясочников, незрячих, ментальников – нужен комплексный подход.

Олег Черепанов

Олег Черепанов. ИА «Республика» / Любовь Козлова

В «Гармонии» написали заявку на президентский грант размером в три миллиона рублей — эти деньги нужны, чтобы сделать ремонт. Результаты рассмотрения заявок станут известны 1 июня. Следующие этапы — закупка оборудования и так далее — в «Гармонии» также хотят осуществить за счет грантов. Такой вот план — ради всех инвалидов в республике.



Александр Батов
Специальный корреспондент информагентства «Республика»

Крицкая Наталия Анатольевна